Контакты | Поиск / Карта сайта |  English
На главную страницу
О нас / Пресса о нас / Еще не венчур.



Наш адрес:
Бизнес-центр "Регус",
Смоленская площадь, дом 3,
119099, Москва, Россия

e-mail: info@e-trustgroup.com  


О нас

Пресса о нас

Еще не венчур.

Текст: Юлия Гордиенко
Версия для печати

(журнал "Секрет фирмы" № 42 (177) 13.11.2006)

В конце октября получила лицензию Фондовая биржа высоких технологий (ФБВТ), планирующая торговать акциями российских инновационных компаний. А кому она нужна?

Бывший префект Северо-Восточного административного округа столицы, а ныне председатель правления ОАО «Московский комитет по науке и технологиям» Владимир Систер решил поиграть на бирже. С недавних пор он возглавляет совет директоров ФБВТ. Новоиспеченную биржу уже окрестили «институтской площадкой»: половина из четырех десятков ее акционеров – российские вузы и НИИ.

Первые торги ФБВТ собирается запустить уже в конце этого – начале следующего года. Первоначально вывести на нее планируется около десятка эмитентов. Какова будет капитализация этих компаний, на ФБВТ сказать пока не могут. Или не хотят. «Какая капитализация? – искренне изумляется заместитель генерального директора ФБВТ Александр Борозенец.– Капитализацией для небольших инновационных компаний является интеллектуальный продукт. Если вы верите в него – давайте деньги».

Часть «сырых» проектов на ФБВТ собираются превращать в готовые к размещению компании силами дочерних структур. Нонсенс? «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих»,– так комментирует генеральный директор ФБВТ Владимир Виноградов опыт «консервативных» бирж, не считающих своим делом взращивание эмитентов – только организацию торгов.

Большинство профучастников рынка ценных бумаг о новой бирже пока не знают. На ФБВТ признаются, что и не вели с ними серьезных переговоров: без лицензии было не с руки. Чтобы получить ее, ФБВТ понадобилось целых два года. Рассчитывает биржа высоких технологий, как ни странно, на частных инвесторов, руководствуясь логикой: где есть малая рыба, там будет и большая. «В „Роснефть” бабушки положили деньги? – объясняет стратегию Борозенец.– Да с удовольствием! Неужели они не вложат деньги для внуков в российские нано- или космические технологии, что называется, в рост?»

Для того чтобы каждая бабушка могла беспрепятственно зарабатывать на нанотехнологиях, на ФБВТ собираются построить доступную систему расчетов и платежей, используя терминалы для оплаты услуг сотовой связи. На ФБВТ говорят, что ведут переговоры с крупными владельцами систем электронных платежей. Техническую революцию, однако, пока тормозят юридические нормы, связанные с обязательным открытием депозитарного и брокерского счетов будущим частным инвестором.

Проект сильно отдает маниловщиной. Но не будем спешить с выводами. Чтобы составить прогноз развития событий, придется ответить на три принципиальных вопроса: 1. Где взять эмитентов? 2. Как заинтересовать профучастников? 3. А нужна ли им отдельная биржа?

Где найти эмитентов
С ними, как можно догадаться, все непросто. По приблизительным оценкам вице-президента компании «Система Венчур» Максима Шеховцова, в 1990 году в России научно-технических предприятий насчитывалось несколько десятков тысяч. Но за последние 15 лет их стало минимум вдвое меньше – сказались удушающая «забота» государства о малом бизнесе и урезание бюджетов на научные исследования.

Особенно глубоким кризис российской прикладной науки выглядит на фоне Запада. В цивилизованном мире небольшие инновационные компании развиваются за счет капитала венчурных фондов. В США, к примеру, около $40 млрд ежегодно вкладывается примерно в 2 тыс. инновационных стартапов. У нас, согласно данным Российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ), объем инвестиций венчурных фондов за 2005 год составил $247 млн. Из них, по оценкам РАВИ, на долю высокотехнологичных компаний пришлось лишь около 60% этой суммы. Вложения, таким образом, не дотягивают и до $150 млн, или 0,38% от объемов венчурного инвестирования американцев.

Из российских проектов, получивших финансирование, потенциально готовыми к бирже следует считать не менее сотни эмитентов. Цифра вытекает из прогнозов ММВБ по размещению фирм с капитализацией до 5 млрд руб. (из них инновационные проекты составляют не 100%, но все же основную массу). Впрочем, и ФБВТ, и специализированная секция той же ММВБ планируют начать примерно с десяти эмитентов. Почему так мало?

В отличие от западных коллег российские венчурные инвесторы предпочитают вкладывать в компании уже на так называемой стадии расширения. В этом году инвестиции здесь составили рекордную за 10 лет сумму в $153,5 млн. Объем же вложений в проекты на ранних стадиях в прошлом году ограничился $28,5 млн. Сколько из них пришлось на хай-тек, в РАВИ не уточняют. Но ясно, что сумма невелика. «Источники финансирования для российских малых предприятий на самом раннем этапе развития практически отсутствуют»,– сетует заместитель генерального директора компании «Альянс РОСНО Управление активами» Дмитрий Васютинский.

Проблему могли бы решить бизнес-ангелы – частные лица, инвестирующие собственный капитал в проекты на ранней стадии. Но в России их движение только зарождается (см. СФ № 16/2005). Партнер и управляющий директор фонда E-Trust Максим Каримов (он лично «по-ангельски» финансирует три проекта) насчитывает в стране не более пяти сетей бизнес-ангелов. При этом другим экспертам СФ известно только о двух – «Частном капитале» и появившейся полгода назад ассоциации «Стартовые инвестиции». Для сравнения: в Великобритании действуют не менее полусотни подобных объединений, охватывающих свыше 20 тыс. «ангелов».

Причина вялого развития российской «ангельской» системы понятна – дефицит качественных проектов. В свою очередь проекты не появятся в отсутствие доступного финансирования. Порочный круг пытается разорвать государство. Оно выстраивает сеть из сотни региональных бизнес-инкубаторов (БИ), соблазнившись, очевидно, успехами Запада. В 2004 году только в Америке насчитывалось около 1 тыс. бизнес-инкубаторов и около 4 тыс.– по всему миру. По данным Американской ассоциации бизнес-инкубаторов (NBIA), 87% «инкубированных» компаний впоследствии остаются на плаву. Кстати, доля технологичных компаний в американских БИ составляет до 37%.

В то же время по инициативе МЭРТ создается сеть из региональных венчурных фондов. «В ближайшие пару лет мы увидим больше входов в венчурные проекты»,– прогнозирует создатель Московской сети бизнес-ангелов, а ныне чиновник МЭРТ Константин Фокин. Сейчас существует уже шесть региональных венчурных фондов, до конца года планируется создать еще пять. Так, в конце октября УК «Альянс РОСНО» закончила формирование Московского венчурного фонда, инвестирующего в столичные малые предприятия научно-технической сферы (размер фонда 800 млн руб.). Привлекать средства в новые технологии намерен и государственный ВТБ: на днях председатель правления ВТБ Андрей Костин заявил, что в 2007 году должен заработать «ВТБ – Венчурный фонд».

Можно предположить, что общими усилиями через несколько лет критическая масса инновационных компаний все же наберется. Однако будет ли им нужна биржа, с одной стороны, и окажутся ли они интересны инвесторам, с другой?

Российские биржи хотят удариться в хай-тек, да и инвесторы не против
Как заинтересовать профучастников
Напомним, биржа не единственный вариант выхода из капитала проекта. Можно продать свою долю в компании стратегическому инвестору. Альтернативы такому пути у фондов, инвестировавших в инновационный сектор, до сих пор не было: слишком малая капитализация российских наукоемких стартапов препятствовала ликвидности их акций на публичном рынке. Константин Фокин вспоминает, что первые в стране венчурные фонды создавались примерно 10–12 лет назад ИТ-компаниями с оборотом около $10 млн. Для участников такой биржи, как, к примеру, РТС, это ничтожно мало: институциональных инвесторов интересуют компании с минимальной капитализацией $500 млн.

Другое дело – специализированная площадка. Здесь, как дружно заявляют представители финансового рынка, спрос созрел. Однако широкая публика, на которую делает ставку ФБВТ, вряд ли станет штурмовать площадки с самого начала – повышенные риски предполагают участие профессиональных инвесторов. И они, утверждают на ММВБ, есть: «Мы чувствуем запрос, который идет не только со стороны компаний, но и от посредников – инвестбанков».

Фондов, которые работают с компаниями малой капитализации, на рынке становится все больше, отмечают в Банке Москвы. «Так что покупатели на инновационный small cap найдутся, это можно сказать однозначно»,– оптимистичен в прогнозах начальник аналитического управления банка Кирилл Тремасов. Более осторожен заместитель генерального директора брокерского дома «Открытие» Евгений Данкевич: «Если акции окажутся не слишком дорогими, игроки рискнут принять участие в торговле. В противном случае будут лишь присматриваться».

Недавно ФСФР утвердила так называемый котировальный список «И» – с расчетом на компании инновационного сектора. Требования к эмитентам здесь мягче. Тем не менее само вхождение в котировальный лист – ориентир для тех же портфельных инвесторов. «ПИФы могут инвестировать в эти активы, если те соответствуют ограничениям, которые законодательство накладывает на паевые фонды»,– считает генеральный директор УК «КИТ финанс» Владимир Кириллов. С другой стороны, существуют закрытые ПИФы, которым ничто не мешает вкладывать в подобные бумаги до 100% активов. «Портфели некоторых российских инвесторов достаточно велики, чтобы сделать в них лимит на акции малых высокотехнологичных компаний»,– не сомневается Дмитрий Васютинский.

Нужна ли отдельная биржа?
Трудно переоценить вес репутации и брэнда на биржевом рынке. Вероятно, поэтому уже много лет мир не знает примеров бирж, которые бы возникали с нуля. Скорее наоборот, активно идет процесс слияния и поглощения бирж. Возможность же создания не просто новой, а специализированной биржи вызывает сомнения двойне. Даже в самый разгар интернет-бума крупные мировые биржи под натиском эмитентов соглашались на открытие разве что секций хай-тек – Neuer Markt в Германии, Nouveau Marche во Франции, Nuovo Mercato в Италии и т. д. Впрочем, и с этой идей не вышло ничего хорошего.

Когда разразился кризис доткомов, ИТ-компании, на которые делалась ставка, посыпались как карточные домики, а вслед за ними позакрывались и сами биржевые площадки. Возвратились на фондовый рынок эти площадки уже под другим соусом – как секции для быстрорастущих компаний и компаний малой и средней капитализации. Сейчас, пожалуй, в мире уже не найдется мест, где торгуют акциями исключительно компаний хай-тек. Не будет такого крена и на почти готовых к открытию «малых» площадках российских бирж: секторе ИРК на ММВБ и площадке «РТС-старт». В конечном итоге опыт именно этих бирж и должен доказать, насколько оправданны надежды на успех секционной торговли акциями высокотехнологичных компаний в России.

А как же ФБВТ? Мировой опыт для нее не указ. Как, видимо, и биржевой опыт в принципе. Даже на такую, казалось бы, непреложную процедуру, как листинг, руководство биржи имеет особый взгляд. Оно намерено вовсе упразднить листинг: меньше критериев – больше эмитентов, рассуждают в ФБВТ. Вопрос лишь в том, понравится ли подобная анархия инвесторам.

Геннадий МАРГОЛИТ, заместитель генерального директора ФБ ММВБ:
Cоздать биржу на ровном месте практически невозможно. Тут колоссальные барьеры входа, прежде всего связанные с респектабельностью, реноме. Ликвидность создается лишь тогда, когда есть безупречная репутация в течение длительного времени. Площадки, ориентированные на компании малой капитализации, инновационные, быстрорастущие, имеют право на существование, но такие эмитенты нуждаются в особом к себе отношении, им сложнее найти своего инвестора. Однако подобные секции всегда создавались при биржах и использовали их инфраструктуру, потенциал, брэнд. Мы тоже создаем свою ИРК, потому что считаем, что это требование времени. В течение ближайших лет на эту площадку можно вывести не меньше сотни компаний капитализацией до 5 млрд руб.


 

Анна ТРИФОНОВА, вице-президент ФБ РТС:
Чем больше игроков на рынке, тем лучше сервис – как для эмитентов, так и для участников торгов. Время покажет, найдет ли новая биржа своих клиентов. Ключевым моментом при выборе площадки являются инвесторы, которые на ней представлены, и сложившаяся ликвидность. На существующих биржах уже есть соответствующие классы инвесторов, новой площадке еще предстоит их сформировать. Существование отдельной площадки для высокотехнологичных компаний оправданно, это подтверждает опыт NASDAQ. Мы, например, планируем с начала следующего года запустить торги на площадке «РТС-старт», которая как раз и предназначена для компаний небольшой и средней капитализации из различных сфер деятельности, в том числе и для высокотехнологичных.


Не прошли кредитный комитет?

Пресса о российском рынке венчурных инвестиций


Глоссарий

венчурный фонд >>>
проектное финансирование >>>
прямые инвестиции >>>
Инвестиции >>>
Долговое финансирование >>>
Инвестиционные кредиты >>>
Инвестиционные проекты >>>

Все термины >>

 



©2003 "e-TrustGroup", все права защищены.
©2003 RUSOFT - разработка сайта