Контакты | Поиск / Карта сайта |  English
На главную страницу
О нас / Пресса о нас / Невидимые крылья рынка



Наш адрес:
Бизнес-центр "Регус",
Смоленская площадь, дом 3,
119099, Москва, Россия

e-mail: info@e-trustgroup.com  


О нас

Пресса о нас

Невидимые крылья рынка

 

 

Максим Каримов: «Хороший проект в сфере высоких технологий дает возможность на вложенный доллар вернуть двадцать. Как в рулетке – шансов мало, но выигрыш все окупает. Поэтому „играть в венчур“ нужно тем, для кого провал одного-трех проектов не станет трагедией»

Фото: Российские фотоновости

Когда выходец из России Сергей Брин и его приятель Ларри Пейдж искали деньги для реализации своей идеи, первый чек на 100 тыс. долларов они получили не от венчурного фонда и не от крупной корпорации, а от частного лица – основателя Sun Microsystems Энди Бехтольшайма. По легенде, тот не стал глубоко вникать в суть проекта, узнав, что начинающие предприниматели, как и он сам, выпускники Стэндфордского университета. Больше того, выписывая чек, инвестор перепутал несколько букв в названии компании, которая с тех пор известна всему миру как Google. (Первоначально она называлась Googol, то есть число 10 в сотой степени. Этим основатели компании хотели подчеркнуть свое намерение индексировать и обрабатывать большие объемы информации в интернете.) Бехтольшайм – один из тех, кого на профессиональном жаргоне называют бизнес-ангелами. С их легкой руки путевку в жизнь получили многие сегодняшние гиганты, включая Amazon.com, eBay, YouTube.

Слово «бизнес-ангел» (в американской терминологии – angel-investor) пришло в венчурную индустрию с Бродвея. Так в театральной среде называли спонсоров постановок, стремившихся не столько «отбить» вложенные деньги, сколько войти в круг известных актеров и режиссеров, поддержать яркие проекты. Бизнес-ангелы в венчурном мире во многом решают те же задачи. Как правило, ангелы – это состоявшиеся бизнесмены, которые пристально следят за развитием своей отрасли и потому готовы поддержать реализацию перспективной технологии, помочь встать на ноги новому поколению предпринимателей, да и просто рады вновь почувствовать драйв от создания новой компании.

Впрочем, в отличие от своих бродвейских предшественников, бизнес-ангелы рассчитывают вернуть вложенные деньги. Для изобретателей они являются главным источником подъемных средств, «мостом» между капиталом 3F (fools, friends and family – «семья, друзья и дураки») и венчурными фондами. Предоставляя суммы от нескольких десятков тысяч долларов до миллиона, ангелы обменивают их на долю в начинающей компании, чтобы спустя несколько лет выгодно продать ее на рынке.

Сектанты от инноваций

На десятилетии Российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ) главный редактор профильного журнала Angel-investor Давид Цителадзе с прискорбием констатировал, что слово «бизнес-ангел» у широкой публики в России вызывает разве что ассоциации с сектантами. А потому попросил министра науки Андрея Фурсенко почаще использовать его в своей речи и ввести таким образом в широкий оборот. Предыдущие десять лет подобным образом пробивал себе дорогу термин «венчурное финансирование». Теперь государство создает Российскую венчурную компанию (РВК) и региональные венчурные фонды.

«Для России бизнес-ангелы – это новый класс инвесторов, создающих новую отрасль экономики, – говорит председатель правления Национального содружества бизнес-ангелов (СБАР) Александр Каширин. – Во всем мире они считаются главным локомотивом инновационного развития, вкладывая в компании на ранних стадиях значительно больше, чем венчурные фонды. У нас бизнес-ангелы пока не идентифицированы ни государством, ни обществом».

Бизнес-ангелы в России начали появляться относительно недавно. В отличие от западных коллег, в большинстве своем в возрасте после 50, постепенно отходящих от дел, наши ангелы, как правило, – активные предприниматели. С появлением свободных средств многие из них задумываются о диверсификации своего бизнеса. Часть из них – бизнесмены с научно-техническим прошлым, которые сделали капитал в традиционных отраслях экономики, но решили вернуться к науке.

Точно оценить количество бизнес-ангелов в России невозможно. Даже в странах с развитыми традициями ангельского инвестирования этот рынок остается непрозрачным: значительная часть изобретателей находят инвесторов среди знакомых, и наоборот. Если число активных ангелов в Европе составляет около 125 тыс. человек, то потенциальных, по оценке Европейской ассоциации бизнес-ангелов (EBAN), в десять раз больше. В Америке в 2006 году, по данным Центра венчурных исследований при университете Нью-Хэмпшира, действовало около 234 тыс. ангелов. В России, по примерным оценкам СБАР, пока активны несколько сотен инвесторов. Но потенциально их круг гораздо шире – как минимум несколько десятков тысяч – и по мере популяризации инновационного предпринимательства он будет только расширяться, уверен Каширин.

Все больше спроса на игру

Максим Каримов – один из первых профессиональных ангелов в России. После работы на топ-менеджерских позициях в «Норильском никеле» и «Русском алюминии» он создал собственную компанию по управлению недвижимостью, а потом вместе с друзьями организовал инвестиционную группу E-trust, которая с 2003 года осуществляет стартовое финансирование компаний с потенциалом быстрого роста.

«Хороший проект в сфере высоких технологий дает возможность на вложенный доллар вернуть двадцать, – говорит Каримов. – Как в рулетке – шансов мало, но выигрыш все окупает. Поэтому „играть в венчур“ нужно тем, для кого провал одного-трех проектов не станет трагедией. Рисковать последними деньгами семьи здесь не стоит».

Главной проблемой, с которой столкнулся E-trust, стал недостаток хороших проектов. Пока группа сделала два вложения в хайтек, оба в сфере технологии перевода мультимедийной информации в штрихкод при использовании мобильной телефонии. Вложения были сделаны на посевной стадии и рассчитаны на срок от трех до шести лет.

«Ситуация для выхода из проектов сейчас гораздо лучше, чем несколько лет назад, – говорит Каримов. – Для нас главные покупатели – это венчурные фонды, фонды прямых инвестиций и стратегические инвесторы. С появлением РВК, региональных фондов и активизацией жизни в венчурном мире на хорошие проекты появится спрос. Ситуация станет еще более благоприятной, когда заработают площадки для малых компаний на российских биржах – ММВБ и РТС».

У ангела за пазухой

Тем, кто хочет стать бизнес-ангелом, Каримов советует сперва получить предпринимательский опыт. Пусть это будет хоть аптека, хоть магазин – опыт управления собственным «живым» бизнесом для ангела будет незаменим. Ведь главное, что дают начинающему предпринимателю такие инвесторы, – это не столько деньги, сколько управленческий потенциал. Всерьез рискуя своими деньгами, умный ангел будет максимально участвовать в развитии молодой компании.

«Помимо денег и нового видения бизнеса мы приносим связи, знание рынка, кроме того, на нас можно натренироваться, чтобы позже соответствовать более жестким требованиям инвестиционных фондов, – развивает эту мысль томский бизнес-ангел Николай Бадулин. – Большинство изобретателей, возглавивших собственные компании, по привычке заботятся в первую очередь о технологических решениях, пренебрегая маркетингом и законами менеджмента».

Капитал для инвестиций в высокие технологии Бадулин заработал на ценных бумагах «Газпрома» и «Сбербанка». В определенный момент часть средств он оставил в доверительном управлении, а другую решил вложить в наукоемкие активы. На сегодня он профинансировал три стартапа в области водоподготовки, биотехнологий и новых материалов. Все компании выросли из разработок томских ученых.

Александр Каширин: «Для России бизнес-ангелы – это новый класс инвесторов, создающих новую отрасль экономики. Во всем мире они считаются главным локомотивом инновационного развития, вкладывая в компании на ранних стадиях значительно больше, чем венчурные фонды»

Фото: Российские фотоновости

«Мы пришли к выводу, что инвестировать нужно не в идеи, а в людей, коллективы единомышленников, – говорит Бадулин. – Так можно уменьшить риск, ведь досконально разобраться в технологичных областях финансист все равно не сможет. Первично не то, куда инвестировать, а как это делать, начиная от владения патентными правами и заканчивая проведением аудита и продвижением продукта на рынок. За компаниями надо присматривать, иначе фиаско гарантировано. Ведь у успеха много родителей и только провал всегда сирота».

По мнению томского финансиста, ангельскому финансированию в России пока не хватает историй успеха. Потенциал сохранившихся научных школ и изобретателей достаточен, но им нужны хорошие «продюсеры» и менеджеры. Люди из финансовой сферы не обращают внимания на очевидные возможности, пока другие не продерутся к ним, но тогда уже возникнет эффект толпы. «Многим кажется, что только сумасшедший в сегодняшней России „сливает“ деньги из „Газпрома“ или недвижимости в науку. Или стратег. Мне приятнее думать, что мы – из стратегов», – резюмирует Бадулин.

Оптимистичные союзники

Действующие поодиночке, зачастую не идентифицирующие себя как профессиональный класс российские ангелы с недавнего времени начали объединяться. В конце 2006 года прошел первый всероссийский форум бизнес-ангелов, а с начала 2007 года активно действует СБАР, которое создано для популяризации движения бизнес-ангелов, лоббирования их интересов на государственном уровне и рассчитывает дать толчок объединению частных инвесторов в регионах. Надо сказать, что ангелы во всем мире объединяются в профессиональные содружества – это необходимо не только для лоббирования, но и для более тщательного отбора проектов, и для совместного финансирования. Так, Европейская ассоциация бизнес-ангелов (основана в 1999 году) объединяет 215 сетей из 26 стран. Для России, где опыт ангельского финансирования еще небогат, такие объединения особенно актуальны.

СБАР – самый статусный, но не первый российский ангельский союз. Первая в России сеть бизнес-ангелов «Частный капитал» была основана Дмитрием Княгининым в 2003 году. Сегодня она объединяет 130 частных инвесторов. За последние два года членами сети профинансировано семь проектов, в основном это сфера ИТ, телеком, инновационные технологии добычи сырья.

«Хорошие проекты в стране все-таки есть, но они не подготовлены и поэтому неинтересны инвесторам», – рассуждает Княгинин. По его словам, спрос на «упакованные» проекты большой. На каждом заседании сети (примерно раз в два месяца) на рассмотрение участникам выносится около восьми проектов. Как правило, один-два из них получают поддержку. Помимо других ангелов среди партнеров «Частного капитала» – венчурные фонды и фонды прямых инвестиций: Quadriga, RTF, Delta Capital, Wermuth. Сеть сейчас готовит для них несколько проектов.

За успешную сделку с ангелом начинающий предприниматель вносит в сеть так называемую плату успеха – примерно 5% от суммы привлеченного капитала. Кроме того, иногда сеть может выступить соинвестором проекта и войти в долю. «Частный капитал» теперь уже живет за счет потока проектов и в ближайшее время планирует расширяться.

Сети начинают появляться и в регионах. Особенно активны в этом отношении Дальний Восток, Северо-Запад и Поволжье. К примеру, нижегородская сеть бизнес-ангелов «Стартовые инвестиции» была организована в апреле 2006 года не столько как посредник между изобретателями и инвесторами, сколько как партнерство для совместного финансирования проектов. Сегодня она объединяет 10 человек, но планирует расшириться на все Поволжье. Критерии для вступления в нее новых игроков жесткие – реальный интерес к инвестированию в высокотехнологический сектор и рекомендации двух действующих членов сети: «случайные пассажиры» не нужны. Большинство потенциальных бизнес-ангелов в регионе президент сети Эдуард Фияксель знает лично, говорит, наберется человек 150−200. Он ориентируется на представителей среднего бизнеса: есть свободные средства, есть идеи, команды.

Сам Фияксель – фигура в регионе авторитетная: в прошлом физик, он занимается бизнесом с 1987 года. Организовал и возглавил единственную в Поволжье кафедру венчурного менеджмента в нижегородском филиале ГУВШЭ. «Почему нам нужна межрегиональная сеть? – рассуждает он. – К примеру, в Нижнем Новгороде есть инновационные разработки по технологичной добыче нефти и производству шин. Однако в Нижегородской области эти проекты не так востребованы, как в соседнем Татарстане».

Игорь Пантелеев: «Если в России не появится достаточно бизнес-ангелов, то государственные фонды уйдут, скорее всего, в прямое финансирование крупных компаний, потому что стартап-проекты на рынке иссякнут»

Фото: Российские фотоновости

У поволжских ангелов есть первые истории успеха. Сам Фияксель вырастил компанию «Информ-сервис» (услуги кабельного телевидения и широкополосного интернета)  и недавно продал ее дочерней компании «АФК-Системы». За четыре года компания выросла в цене более чем в десять раз. При участии других бизнес-ангелов создан современный онкологический центр, нацеленный не только на лечение, но и на разработку новых технологий борьбы с раком. Силами сети удалось подключить к проекту институты прикладной физики, химии, известных медиков.

Фияксель оптимистично смотрит на перспективы ангельского финансирования. Пессимисты, говорит, живут в Лондоне. Если на Западе высшим пилотажем считаются 20−процентные доходы венчурных фондов (средний показатель за 20 лет), то в России возврат на вложенный капитал по хорошим проектам начинается от 40−60%. Науку и сектор высоких технологий в нашей стране разваливали лет 15, собирать тоже придется лет 10−15, уверен Фияксель. Хорошо уже то, что государство поворачивается лицом к венчурному инвестированию – появляются инкубаторы, технопарки, венчурные фонды. Возможно, через пять-семь лет появятся и первые истории успеха в мировом масштабе.

Конвейер без начала

Венчурная индустрия – это конвейер. Здесь риск перетекает с этапа на этап – он максимально высок на ранней стадии вложения, а на поздних стадиях гораздо больше предсказуемости. Ввиду особого риска и большой значимости инвестиций в начинающие компании бизнес-ангелы во всем мире получили особые привилегии, например в Великобритании они освобождены от ряда налогов, включая налог на прибыль. Также пользуются льготами профинансированные ими малые компании. Все эти меры стимулируют приток капитала в инновационный сектор и развитие малого технологического предпринимательства. Не надо долго объяснять, что в России ничего подобного нет.

Ситуацию также осложняет недоступность капитала для посевных проектов и инновационных стартапов. Российский венчурный конвейер практически не учитывает их интересы. Инициативы государства по созданию региональных венчурных фондов (РВК) концентрируют капитал, немалый даже по западным меркам, – 30 млрд рублей только в РВК – на средних и поздних этапах поддержки технологичных компаний. Зато единственными источниками капитала для начинающих компаний остаются Федеральная целевая научно-техническая программа (ФЦНТП) Роснауки (совокупный объем средств, доступный посевным проектам, – порядка 3 млрд рублей в год) и программа «Старт» Фонда Бортника (около 1 млрд рублей в год). Чтобы обеспечить достаточное для нормальной работы венчурного конвейера число стартапов, проектам на посевной стадии недостает, по подсчетам участников рынка, около 100 млрд рублей.

«Возникает вопрос, в кого эти венчурные фонды будут вкладывать средства уже через два года, – комментирует ситуацию заместитель директора венчурной компании „Академ-Партнер“ Игорь Пантелеев. – Во всем мире инвестициями на ранних этапах занимаются бизнес-ангелы, для которых государство создает льготные условия. Если ангелы в России не появятся, то государственные фонды уйдут, скорее всего, в прямое финансирование крупных расширяющихся компаний, потому что стартапов просто не будет».

По мысли Пантелеева, хорошим делом стало бы создание государственных структур, которые могут финансировать стартапы совместно с частными инвесторами. Для государства это выгодно: деньги небольшие, а польза значительная. Сейчас созданием собственных фондов посевных стадий (seed-фондов) озадачены сразу несколько групп инвесторов.

Впрочем, наивно было бы свести проблему только к усилиям государства. Для появления в стране большего числа молодых технологичных компаний необходимо, чтобы изменилось отношение общества к малому инновационному бизнесу. Особое уважение к нему – один из секретов успеха Силиконовой долины. Брать на себя риск, стать основателем стартапа, вывести на рынок новую технологию здесь почетно и модно.

Пока большинство российских экономических вузов и школ управления активно пропагандируют регулярный менеджмент со всеми его законами и процедурами, но не предпринимательство как таковое, функцией которого является инновационный бизнес. Неудивительно, что талантливые выпускники российских вузов предпочитают работать в государственных структурах или крупных предприятиях, нежели создавать собственные технологические компании. Необходимый для пропаганды элемент – яркие истории успеха. Усилия узкого круга отечественных бизнес-ангелов направлены на создание таких историй. Если у нас появятся российские eBay и Google, приток человеческого и финансового капитала в инновационный сектор приобретет принципиально иные масштабы.

Не прошли кредитный комитет?

Пресса о российском рынке венчурных инвестиций


Глоссарий

венчурный фонд >>>
проектное финансирование >>>
прямые инвестиции >>>
Инвестиции >>>
Долговое финансирование >>>
Инвестиционные кредиты >>>
Инвестиционные проекты >>>

Все термины >>

 



©2003 "e-TrustGroup", все права защищены.
©2003 RUSOFT - разработка сайта